Когда я говорю, что на меня в детстве даже не повышали голос (исключая случаи, когда мои поступки были чересчур даже для меня, то есть, были смертельно опасными), я имею в виду родителей и бабушек. А ведь еще у меня был дядя, мамин младший брат, человек очень трудной и трагичной судьбы. Человек, чей "золотой" характер сделал из него к сорока годам практически идеальный прототип профессора Снейпа ("Гарри Поттер"). Разница лишь в том, что Саша был очень красивым, но дивный характер работал так, что и красота регулярно доставляла Саше очередные проблемы и неприятности. Уникальный был человек. Атеист, материалист, циник, скептик, не представляю, каким способом моя мама, ударившаяся тогда в ортодоксальное христианство, вынудила его стать моим крестным отцом.

Когда Сашу в очередной раз выгоняли с работы и из очередного жилья, то он приезжал к нам, полный непролитого яда. И очень многое непролитое доставалось мне, ведь именно я больше всего времени проводила дома и, соответственно, общалась с дядей. Саша терпеть не мог детей (впрочем, он честно ненавидел вообще практически всех, и кошек, и собак, и все человечество вместе с отдельными социальными категориями). Для меня Саша делал небольшое исключение, соглашаясь, что я самостоятельна, умна и нетребовательна, поэтому водил меня гулять и в кино, а еще разговаривал со мной и играл. Играл в карты, шашки, шахматы, различные лабиринты и головоломки - и всегда выигрывал. Демонстративно. С язвительными комментариями о том, почему мне не светит победить примерно никогда. Я пыхтела и заводилась, Саша заводился тоже, не раз мы кидались в стенку теми же шахматами, и Саша орал, что я абсолютно бестолкова и бесполезна. Я убегала в комнату злиться, Саша бесился на кухне, бабушка упрашивала сына уступать ребенку, мама просила брата хоть немного сдерживаться. Саша угрожал уйти на улицу и ночевать под забором, но не соглашался ни на йоту отступить от своей принципиальной позиции. В итоге всех мирил отец, напоминая:

- Она все равно потом к нему придет. Ей с ним интересно. Пусть учится быть с разными людьми.

Отец был прав - меня тянуло к Саше. Позлившись и пообижавшись на него пару дней, я снова приходила к нему. И он смотрел со мной многочисленные альбомы по искусству, толкуя мне символику и рассказывая легенды. Он никогда не думал, пойму я или нет, по возрасту мне или нет, он не фильтровал для меня информацию, просто рассказывал. Точно так же он читал мне стихи и точно так же мы слушали музыку - как будто я тоже взрослая.

Шли годы, я стала подростком, Саша все с той же регулярностью оказывался в нашей квартире на раскладушке. У него по-прежнему не было друзей и семьи. И он по-прежнему со мной разговаривал, но теперь я уже ощущала себя полностью равной - и отвечала. Мы спорили и ругались, а периодически орали друг на друга так, что соседи как-то намекнули бабушке на трудности в нашей семьей. Нас регулярно разнимали мои родители и бабушка, когда мы, брызгая слюной, прыгали по кухне и вопили, пытаясь доказать свою правоту.

- Твой художник Шишкин, - орал Саша, - ты не способна понять что-то сложнее классического пейзажа!

- А ты носишься с Босхом только потому, что хочешь казаться умным и выпендриваться перед людьми, - орала я.

- У тебя примитивный вкус! Ты никогда не станешь приличным поэтом или писателем. Человек, который зачитывается Рубцовым, не станет поэтом! - орал Саша.

Рубцов нравился маме, и я читала его больше из желания ей угодить, поэтому было очень обидно.

- Твой Брюсов мертвый! - орала я, - его стихи мертвые! Он тебе нравится потому, что ты сам такой!

- А твой Гумилев, - набирал воздух Саша.

- Молчи!!! Заткнись! - визжала я на высочайших тонах.

Мне казалось, что если Саша продолжит тему Гумилева, то будет сказано нечто непоправимое, и наступит Рагнарек.

Потом мы мирились. Конечно же, первой приходила я - Саша никогда бы не стал извиняться или даже просто заканчивать конфликт.

- Вообще-то Брюсов все равно прекрасен, - говорила я, - может, он и мертвый, но он совершенный.

- А к Гумилеву придираться глупо, - шел мне навстречу Саша.

И до следующего разногласия между нами царило полное взаимопонимание, мы опять вместе листали альбомы, слушали музыку, читали друг другу вслух и ходили гулять.

Когда мне было 14, мы сильно поругались, и Саша использовал неожиданный аргумент:

- Лучше думай, как тебе удачно замуж выйти. Мозгов нет, таланта кот наплакал, так что единственный шанс у тебя - это мужика нормального найти.

Я помню, как буквально задохнулась от возмущения.

- На себя посмотри, за тебя не то, что нормальная, за тебя даже самая убогая замуж не пошла.

И вот тут Саша взбесился - я помню его страшно перекошенное лицо. Он подлетел ко мне, схватил за руку, навис надо мной (а он был даже выше отца):

- А ты просто сопля, которой еще не поздно надавать по заднице.

Я схватила со стола нож и воткнула между пальцами руки, которой Саша опирался о стол. Задела кожу, брызнула кровь - неожиданно много для такого мелкого пореза. И время будто застыло - я смотрела на Сашину руку, на этот порез, и думала, что никогда не видела таких красивых длинных тонких пальцев, такой изящной тонкой кисти. А потом я подняла голову - практически к его лицу - и вдруг увидела его. Увидела, как он красив. Как-то одновременно я видела и все детали его лица - тонкие губы, тонкий аккуратный нос, большие темные глаза, острые скулы, родинку на щеке - и все лицо в целом, точеное, подвижное, живое, нервное, совершенное. Я ничего не могла сказать, не могла двинуться, меня ошеломило этим открытием. Совершенство. Абсолютное удивительное совершенство.

Несколько сантиметров между нашими лицами. Я смотрела Саше в глаза - и мне показалось, что Саша тоже внезапно увидел меня. Он перевел взгляд на мои губы и так побледнел, что я испугалась еще больше. Я оттолкнула его и убежала, закрылась в комнате и долго рыдала. Я абсолютно не понимала, что происходит, я не понимала, что я чувствую, а чувств было так много, что они будто разрывали меня на части. Я лежала и плакала, пока слезы не закончились, но комок в груди остался, и я не понимала, что теперь будет и что вообще произошло.

Маме, спросившей, почему я плакала, я сказала про книжку. Я не хотела ей врать, я просто не могла объяснить.

- И какая же книжка тебя так расстроила? "Гордость и предубеждение"? - спросила мама.

И я поняла, что мама понимает. Все понимают. Не понимаю только я потому, что я маленькая. И я долго рыдала у мамы на груди - рыдала о том, что я не взрослая. Я так хотела стать взрослой, чтобы тоже все понимать, а не только читать книжки и слушать музыку, и невозможность стать взрослой прямо сейчас казалась мне невыносимой. Я думала, что еще не один год мне придется продолжать жить вот такой дурой среди взрослых, которые все понимают, но ускорить процесс взросления я не могу никакой ценой. И рыдала от ужаса, что до понимания годы.

На следующий день мама принесла мне книги о сексе - так уж вышло, что до 14 лет мои познания в теме ограничивались фразой про "дети из живота мамы". Я прочитала - и три дня валялась в постели, демонстративно требуя тазик, в который меня будет тошнить.

Саша уехал от нас тем же вечером и больше никогда у нас не жил. Когда он приезжал в гости, нас никогда больше не оставляли вдвоем, с нами всегда кто-то был. Мы больше не ругались, не орали друг на друга, не топали ногами и не стучали кулаками по столу, но и ни о чем настоящем больше не разговаривали, музыку больше не слушали, альбомы не доставали, стихи не читали.

Когда мне было почти 16, Саша погиб, так что та наша ссора и все, чего не случилось, и есть, по сути, мое последнее воспоминание о нем. Ну, не считать же воспоминаниями те светские беседы, что мы вели после в компании мамы или бабушки.

Саша был наделен огромным количеством достоинств и способностей - но с помощью воспитания "маминой корзиночки" и своего "золотого" характера превратил свою жизнь в пособие "как не надо" для других и в ад для себя.

 

Когда мы говорим «Индонезия», то вряд ли мысленно представляем 17 тысяч островов Малайского архипелага. Скорее всего, вспоминается в первую очередь Бали — территория пляжей, серфинга и романтичных кадров из фильма «Ешь, молись, люби». На самом деле остров Бали — это головокружительный коктейль древней культуры, золотой роскоши, чарующей природы и современного искусства. Пользуясь этим путеводителем по острову, вы сможете открыть для себя сердце Индонезии и увидеть его таким, каким видит далеко не каждый.

Храмовая культура острова Бали

О религиозности балийцев можно говорить долго и вдохновенно. На острове, пожалуй, не столько жилых домов, сколько храмов. Дотошные любители статистики насчитали их около 20 тысяч, это при том, что Бали — сравнительно небольшой участок суши. Кроме того, забота о содержании каждого храма ложится на плечи местных жителей. Существуют религиозные учреждения исключительно на частные пожертвования. И, несмотря на скудные доходы, балийцы всегда находят в своем семейном бюджете «копеечку» на храм.

Кроме того, островитяне в обязательном порядке организуют домашний алтарь, на котором установлены фигурки божеств. Декорируется «красный угол» настолько богато и тщательно, насколько позволяет финансовое положение семьи. Кроме того, если комнат в доме несколько, то в каждой организовано место для поклонения богам. Оно может быть крохотным, аскетичным, но будет обязательно.

При таком отношении к религии вполне естественно, что балийское утро начинается не с кофе: первое, что делают островные жители, проснувшись и совершив омовение, — подносят богам что-то вроде дежурных даров. Порадовать высшие силы можно цветами, сладостями или вегетарианской пищей. И с самого утра дома, улицы и здания украшаются бесчисленными букетами из пальмовых листьев, свежих цветов и рисовых зерен. Ритуал «приветствия богов» начинается дома, продолжается на улице и завершается на работе. Подношения можно увидеть в магазинах, ресторанах, банках и государственных учреждениях. Трудовой день не начнется, пока не будет соблюден утренний ритуал.

Естественно, к обеду «урожай» превращается в разноцветное месиво под ногами и колесами транспорта. Но на благосклонность богов это уже никак не влияет.

Какую религию исповедуют на Бали?

Пожалуй, на этот вопрос не могут ответить и сами островитяне. Определить эту конфессию можно только универсальным понятием «специфический балийский индуизм», причем особенно удивительным является то, что материнское государство — Индонезия — формально исповедует ислам, а вот главный романтический остров планеты упрямо продолжает поклоняться другим богам. В огромном пантеоне можно встретить традиционных представителей индуизма, Ганешу, Шиву, Лакшми, соседствует с ними Будда Шакьямуни. Прямо рядом со статуей принца-мудреца может располагаться алтарь солнца, созданный по традициям зороастрийской конфессии, или будут благоухать ароматные палочки в честь духов умерших предков.

Кроме того, балийцы верят в магию, среди жителей острова много тех, кто называет себя колдунами. Впрочем, обычно перед туристами охотно разыгрываются красивые публичные спектакли, тогда как настоящие практикующие маги принимают свою клиентуру совсем в других местах, удаленных от проторенных туристических троп. И непосвященного иностранца на прием к заслуженному академику магических искусств никто не пригласит, у балийцев очень строго разграничены зоны радушного гостеприимства и «личной жизни», тщательно отгороженной от посторонних глаз. Поэтому из 20 тысяч балийских храмов иностранцам разрешено посетить самые популярные культовые сооружения, восхититься их блистательным великолепием, красотой и энергетической мощью, но только с фасада. В места, где проходят молитвы или «отдыхают божества», иноверцам вход воспрещен.

Самые красивые и знаменитые храмы острова Бали

Бесаких. Это не просто роскошный комплекс, это целое «архитектурное созвездие»: храмовые залы, башни, тронные сооружения и хозяйственные блоки. Все это великолепие простирается на 3 километра вдоль горы Агунг, которую балийцы считают священной. Возраст этого мастодонта — больше тысячи лет. Возможно, он сохранился так хорошо, потому что его не вытаптывает и не растаскивает на сувениры толпа оголтелых туристов. Иностранцев вежливо пускают осмотреть фасады Бесаких, полюбоваться великолепием архитектуры, но не бродить внутри — незачем тревожить отдыхающих в храме богов.

Танах Лот. Водный храм Земли, расположенный прямо на скале, похожей на корабль. Построен он был в XVI столетии, автор этого архитектурного шедевра — святой Нирартха. И поначалу храм располагался в другом месте, но местный священнослужитель пожелал остаться монополистом и потребовал от конкурента срочно удалиться вместе со своим свежепостроенным храмом. Что и было исполнено в точном соответствии с пожеланием. Нирартха «переехал» вместе с храмом и скалой, на которой святилище было возведено. Во время приливов храм буквально парит над водой, а во время отлива появляется сухопутная каменистая тропка, по которой можно пройти к Танах Лоту. Многочисленные туристы устремляются к храму, чтобы набрать воды из священного пресного источника и поглазеть на змей, обитающих внутри храма.

Бату Болонг. Храм, выполняющий функцию океанской крепости. Его стены защищают остров Бали от нашествия водных демонов. Для любителей пейзажных медитаций на побережье установлены скамейки, где можно посидеть и полюбоваться на закатное солнце, скрывающееся за стенами храма.

Гоа Лавах. Храм, названный обителью летучих мышей, и в этом его «соль», в нем действительно живут многочисленные рукокрылые, они периодически радуют любопытных туристов своим появлением на публике и считаются священными. Увы, фасад — это единственное, что можно посмотреть туристам. Внутренняя обстановка храма иноземцам недоступна.

Улувату. Тоже анималистический, «обезьяний», храм, его возраст — тысяча лет. Нирартха, святой покровитель Танах Лота, именно здесь стал просветленным. Невероятного, наверное, терпения был человек. Потому что обезьяны даже на минуту не дают покоя посетителям храма. Туристов постоянно предупреждают об этой особенности священных животных — хозяев храма, но все равно ежедневно добычей приматов становятся многочисленные смартфоны, фотоаппараты, очки, шляпы и даже обувь, неплотно сидящая на ногах. Тем не менее посетить этот храм стоит, чтобы познакомиться с историей Рамы и Ситы, героев эпоса «Махабхарата». Говорят, что статуэтка, изображающая эту легендарную пару, приносит счастье семье. Поэтому, наверное, изображения двух эпических персонажей продаются по всему острову.

В храме Улувату можно увидеть танцевальную постановку, повествующую о том, как демон Равана украл Ситу, а Рама и обезьяний бог Хануман бросились ее освобождать. Если вы помните сюжет «Руслана и Людмилы», то, возможно, удивитесь сюжетному сходству двух эпопей. Александр Сергеевич Пушкин действительно позаимствовал у индусов эту волнительную историю и пересказал ее на иной лад. По крайней мере он не был к своей героине так жесток, как авторы индийской версии. В истории, представляемой храмовыми танцорами, Сита несколько раз подвергалась унизительным проверкам на супружескую верность после пребывания в плену у злого демона. В итоге недоверчивый Рама довел свою жену до того, что она взмолилась о пощаде, и мать-Земля попросту забрала ее у слишком ревнивого супруга. Как говорится, не ценишь — не будет тебе счастья…

Убуд — город мастеров и культурная столица Бали

Убуд — это балийский Питер, можно сказать, культурная столица острова. В путеводителях сказано, что это город. Но на самом деле это своеобразный «жилой комплекс», состоящий из 14 отдельных деревень. И как раз сюда прибыла съемочная группа фильма «Есть, молиться, любить», чтобы заснять уникальную островную атмосферу. Здесь присущая жителям религиозность смешивается с любовью к современной культуре и ремесленничеству. Количество музеев, лавок и мастерских здесь превосходит количество святилищ, а заядлые любители шопинга могут легко оставить в Убуде все деньги, отложенные на сувениры, и еще столько же — из неприкосновенных запасов, потому что удержаться от покупок попросту нереально! Здесь продаются серебряные и золотые поделки, глиняная посуда, бамбуковая мебель, резные статуэтки, крашеные ткани, и все это — неописуемой красоты!

Инициатором этой «культурной революции», превратившей Убуд в город мастеров, стал немец Вальтер Шпис. Он сам был художником, и в 1920-е годы приехал на Бали за вдохновением. Местный колорит настолько впечатлил его, что он начал активно поддерживать таланты балийских мастеров, выступая в роли народного мецената. Кроме того, Шписа наши современники назвали бы хорошим пиарщиком: он сумел сделать балийское искусство остромодным, и в Европе южноазиатские украшения, поделки и предметы интерьера начали пользоваться серьезным спросом.

В 1930-е годы общая западная мода на переселение в восточные города зарождающейся цивилизации коснулась сразу нескольких точек планеты. Бесчисленные немцы, французы, англичане заселяли Каир, Александрию, Бангкок. Убуд не остался в стороне от внимания европейских экспатов, и к концу 1930-х город уже был похож на типичную богемную столицу, курорт для богатых и знаменитых. Сюда наведывались «на воды», здесь строили и покупали элитное жилье, здесь оставались жить закатившиеся звезды Голливуда и сколотившие состояние бизнесмены. Сейчас Убуд не так экстрапопулярен, как раньше. Но все же количество европейцев, живущих в этом балийском городе, по сей день огромно.

Тонкости искусства

Наследие Вальтера Шписа на острове осталось в виде нескольких музеев, где выставлены копии картин художника-первопроходца. В галерее Агунг Рай можно увидеть его работы и около 300 полотен других европейских художников. И даже если вы не самый большой любитель живописи, в Агунг Рай вы можете поехать ради другого удовольствия — интерактивных шоу и массовых мероприятий, в которых принимают участие многочисленные туристы.

А местные изящные искусства, в том числе знаменитую тонкую резьбу по дереву, можно увидеть в другом музее, Пури Лукисан.

Ну и, наконец, ошеломительное впечатление производят обнаженные портреты островитян, исполняющих ритуальные танцы. Увидеть полотна со столь оригинальным сюжетом можно в музее Дона Антонио Бланко, испанца, пленившегося красотой балийки и оставшегося жить на острове.

Великое искусство танца

Увидеть своими глазами танцевальные шоу балийцев стоит всенепременно: исполняемый мужчинами грозный кечак, мужественный баронг, танец-повесть, танец-эпос, или воздушный, впечатляющий легонг, где главной героиней становится хрупкая балийская девочка.

Если вы захотите освоить искусство народного танца, в Убуде всегда открыты двери многочисленных студий для туристов — здесь проводят уроки мастерства для начинающих.

Красота своими руками

Также вы можете освоить традиционные балийские ремесла, в этом желании вас поддержат мастерские, где проводятся мини-курсы по созданию всевозможных сувениров. Вы можете лично выточить из дерева статуэтку, создать украшение из драгоценных металлов или нанести необычную роспись на блузку. Можете соткать себе бамбуковый шарф или сумку.

Священные воды Пура Тирта Эмпул

Храм Священной Воды — источник-сердце, воды которого наполняют практически все фонтаны города. И можно оросить себя влагой самого почитаемого, самого священного водоема. Балийцы считают, что такое «омовение» излечивает от сглаза, порчи и болезней, насланных злыми пожеланиями.

Самые красивые виды на Бали

Если вы хотите сделать незабываемые пейзажные фотографии, отправляйтесь в деревню Петулу, где располагаются ступенчатые рисовые поля, ярко-изумрудные, величественные, прекрасные. И сюда слетаются каждый вечер белоснежные цапли, которые облюбовали придорожную флору и с удовольствием позируют туристам, сидящим в многочисленных ресторанах с открытыми террасами. 

Следующим местом для роскошных селфи станет гребень Кампухан, 10-километровый маршрут, на котором можно то и дело останавливаться, чтобы делать живописные фото.

Запланировать в своем маршруте стоит также Королевский дворец, водный парк и дворец на воде. Это настоящие королевские резиденции, которые когда-то использовались по назначению, а сейчас служат великолепными декорациями для туристов, жаждущих сделать потрясающие снимки.

Но все же самые красивые виды открываются с горы Батур, на которую могут взобраться даже самые неподготовленные туристы. А если вы не боитесь долгих пеших прогулок, то стоит прошагать пару километров, чтобы увидеть своими глазами водопад Гит-Гит — 40-метровую природную достопримечательность.

Балийская кухня: напоследок пару слов о еде

Балийцы, несмотря на то что остров крайне популярен у туристов, предпочитают хранить верность своей национальной кухне. Поэтому если вы настроены на поиск ресторана, где можно поесть привычного куриного супа или заказать на второе пюре с сосиской, то вы можете надолго остаться голодным. Впрочем, если вы ничего не имеете против морепродуктов, то обязательно посетите ресторан «Джимбаран», готовят там просто замечательно. Все свежайшее, поджариваются креветки и кусочки рыбы на открытом огне, и за процессом приготовления можно с интересом наблюдать. Ужин будет проходить в чарующей пляжной атмосфере, на фоне уходящего за кромку воды солнца. И это, пожалуй, та роскошь, ради которой стоит немного побыть балийцем…

Статья была опубликована в журнале "Психология эффективной жизни"

 

 

 

 

 

 

 

 

Что только люди не называют любовью, начиная от желания и заканчивая созависимостью. Философы, социологи, психологи, деятели культов — практически каждый предложил формулировку критериев настоящей любви. Есть и у меня набор, который я считаю универсальным. Четыре элемента этой базы описывают родственную любовь или любовь к другу, а если добавить пятый элемент — секс, то получится любовь супружеская.

Индивидуальность

Если вас любят — вас принимают и ценят таким, какой вы есть. Да, любящий человек видит ваши слабые стороны, да, какие-то из ваших привычек могут его раздражать, но он все это принимает как часть вас. Не важно, как именно он это объясняет себе сознательно или бессознательно. Либо считает, что ради достоинств можно потерпеть недостатки. Либо решает, что без раздражающих моментов не было бы столько восторга от других качеств. Либо думает, что ваша личность сложилась именно такой благодаря всем сторонам и разделить их на «нужные/лишние» или частично поменять нельзя. В общем, объяснение он находит сам — или вообще об этом не думает. Главное, что он принимает именно вас. Не роль, не функцию, не образ. Там, где есть роль, функция и образ, нет любви.

Представьте, например, отношения выросшей дочери с матерью. Если мать не цепляется за образ полностью зависящего от нее младенца, которого надо воспитывать, а искренне принимает в дочери взрослого человека со всеми особенностями — то это любовь. Если мать желает реализовать через дочь свои мечты, хвастаться определенными достижениями дочери, распоряжаться ее жизнью и решать за нее, где работать, с кем общаться и т. д., — то это чистейшей воды манипуляции и никакой любви здесь нет. Функцию дочери в виде ежемесячного содержания и стакана воды может выполнять любая женщина в мире, лишь бы у нее были деньги, на которые претендует мать. Роль послушной дочери, которая все делает по маминой указке, живет с мамой, докладывает маме обо всем, обслуживает маму в быту, тоже может играть любая женщина в мире, для такой роли ума и фантазии не надо, берите любую забитую домохозяйку — она справится. Образ успешной дочери-отличницы тоже можно примерить к любой отличнице. Отсутствие любви сводит человека к примитивным рамкам. И человек это чувствует. Даже если он не может это ощущение назвать или если ему стыдно осознавать нелюбовь между самыми, казалось бы, близкими людьми — подсознание не обманешь. Отсюда обиды, попытки отстраниться, вечное детское или подростковое поведение, возвращение всех негативных сценариев при любом общении с матерью.

Люди могут обманывать себя годами, красиво уговаривая, будто можно любить, но не принимать, любить, но стараться сломать до удобной функции, любить, но не ценить как уникальную личность. Увы, самообман не меняет сути. Кто вас не принимает — тот вас не любит. И кого вы не принимаете — того вы не любите. Даже если продолжаете с этим человеком жить и изображать тесное общение. Зачем вы это делаете — другая тема. Если это нужно для выживания — не вопрос, главное — не врать себе про любовь.

Общение

Вспомните, как общаются люди на том этапе, когда они начали сближаться и поняли, что у них есть взаимная симпатия и интерес. Как мы в это время разговариваем и о чем? Мы в это время стараемся понять собеседника. Мы хотим как можно больше о нем узнать. Расспрашиваем о мелочах и о важном, узнаем его мнение по любому вопросу. Делимся переживаниями. Излагаем автобиографию и слушаем о его жизненных вехах. Мы хотим обсудить с этим человеком и работу, и новости, и друзей, и философию, и искусство, и все, что нам важно. И обязательно хотим позитива — донести свою позицию, понять его и найти общее. Мы часто хвалим, восхищаемся и в хорошем смысле подстраиваемся под человека. Вот это и есть критерий любви — когда такое общение у нас и дальше сохраняется, становясь с годами откровеннее, доверительнее и ближе.

Если вместо любви — привычка, манипуляции и прочие виды психологического насилия, то общение теряет позитив. На что обычно жалуются женщины, переставшие ощущать любовь в браке? В первую очередь говорят о том, что все разговоры свелись к бытовухе. Каждый сидит в своем экране, и периодически супруги вяло перебрасываются фразами о том, кому мыть посуду и какую отметку ребенок принес из школы. Затем начинаются взаимные обвинения, самозащита, старательные манипуляции вместо прямых просьб, а дальше и вовсе доверительные темы заканчиваются. А как секретничать с тем, кто завтра же тебя будет обвинять и смешивать с грязью, припоминая то, что ты сегодня доверил? Никак.

Аналогичным образом вырождается в токсичную и дружба. Когда подруга вечно использует тебя в виде унитаза, сливая тебе негатив, когда она тебя критикует, явно или осторожно, когда подруга от тебя постоянно чего-то хочет, на что-то намекает, когда вы вечно выясняете отношения и в лучшем случае вместе сплетничаете — это уже не любовь. Любовь закончилась.

Свобода

Самый сложный для нашего менталитета пункт о любви. Нам, видимо, слишком много рассказывали о долгах и жертвах, и нам сложно освоить, что любить могут только свободные. Особенно нелегко женщинам. Женщинам внушают, будто показатель любви мужчины — это его ревность, это его неадекватные замашки рабовладельца, это желание ограничить жизнь партнера. Женщин уверяют, что вот такая она — забота: контролировать перемещения, общение, финансы и хорошо хоть не дыхание. Но это все не имеет отношения к любви. Только манипуляторы опутывают человека паутиной, чтобы тот вынужден был отчитываться, скрывать, ощущать себя виноватым, врать, попадаться, снова врать и тоже манипулировать в ответ. А если человека любят, то на его свободу не покушаются. Напротив, это очень лестно, когда твой партнер с тобой не потому, что он тебе должен, а потому, что он этого хочет.

Если вас любят, то ваша свобода не отличается от той, которая у вас была до этих отношений. У вас есть интересы и увлечения, которые партнер волен разделять, а волен не разделять, но он не претендует на ваш отказ от них. У вас есть ваше личное пространство — того объема, который вам комфортен. У вас есть ваши друзья, с которыми вы можете общаться как с партнером, так и без него, если он не может или не хочет. Вы можете быть собой, вы можете делать то, что вам нравится, не опасаясь, что вас будут критиковать, шантажировать разрывом или что вам будут за это мстить. Это любовь. Все остальное — это зависимость. И не важно, какими словами — о заботе ли, о жертвах ли, о женской ли судьбе, еще о чем-либо прикрывается токсичное отношение к вам как к функции.

Поддержка

Если вас любят, то ваши начинания поддерживают. В настоящих отношениях очень важно личностное развитие каждого из партнеров. Не только вам хочется быть лучше ради любимого, но и ему хочется быть лучше ради вас. В любви не воспитывают и не улучшают кого-то одного, это не сюжет о Пигмалионе и Галатее, в любви растут вместе. И желание расти вызывает у любимого поддержку, а не критику. Зато токсичные отношения роста боятся. Если человек начнет расти — он быстро перерастет токсичные отношения и уйдет, вот почему манипуляторы никогда не поддерживают партнеров ни в каких серьезных начинаниях.

Тому, кто любит, хочется, чтобы его любимый человек был успешным, здоровым, веселым, счастливым, чтобы имел достижения, о которых сам мечтает, чтобы реализовал свои желания, чтобы был социально активен, чтобы имел близкий круг друзей и прочей поддержки. А манипулятору, наоборот, хочется иметь рядом слабого, вечно сомневающегося в себе неудачника, у которого нет друзей, нет успехов, максимум, чтобы он был способен приносить зарплату / заниматься бытом, а в остальном ощущал себя неуверенно. Таким партнером проще управлять. Счастливым и успешным пойди попробуй поуправляй, а таким легко.

Тем же критерием стоит проверять и дружеские отношения, и отношения с родственниками. Есть поддержка, есть желание видеть вас на коне — значит, есть любовь. Нет поддержки — значит, можете не слушать оправдания и обвинения, любви нет.

Секс

Ну и последний пункт — секс, это уже только про брак и серьезные отношения. Мы все взрослые люди, и мы все понимаем, что секс должен быть. Не берем в расчет исключения типа идейных асексуалов, парализованных инвалидов, тяжелые болезни, психологические травмы типа насилия и возраст старше 90, а говорим о простой, обычной паре в обычный период, когда руки-ноги работают и голова в порядке. Секс должен быть. Когда пара начинает складываться, когда любовь зарождается — мы все помним, чего нам хочется. Хочется дотрагиваться, целовать, обнимать, гладить, хочется заниматься любовью. И это важный критерий нормы в отношениях.

На что жалуются пары, приходя на семейную терапию с запросом «вы наш последний шанс, дальше только развод»? На то, что секс стал скучный, не как раньше, а то его и вовсе нет по нескольку недель или даже месяцев. Не хочется. Люди ищут предлоги типа «усталость, дети, родители, дача» — но на самом деле это маркер проблемы. Ее можно или решать — и спасти отношения, или дальше прятать голову в песок, любовь благополучно умрет, ее сменят привычка и паразитирование — а там развод или нет, все равно «лошадь сдохла».

Когда секс есть, то он ради секса. Если любовь, то вам просто хочется. Если вместо любви давно уже токсичные отношения, то секс становится поводом для манипуляций. Объектом торговли. Методом давления на партнера. Или человек соглашается на то, чего не хочет, из боязни потерять партнера или обидеть его. Или сексом занимаются «в одни ворота», а ведь секс — это не бессмысленные телодвижения туда-сюда, секс — это оргазм. Когда любовь — то точно. В остальных случаях можно действительно просто полежать и подумать об Англии, и тогда правы будут шовинистские психологи, уверяющие, будто женщине оргазм вовсе не нужен, ей и процесса достаточно. Да, когда секс не в любви, а чтобы мужик не сбежал к соседке, то зачем тут оргазм, согласна.

Бывает ли любовь, если нет базовых ее элементов? Всякое в жизни бывает, говорят, и лохнесское чудовище существует. Лично я ни чудовища, ни любви, в которой проблемы с поддержкой, общением, индивидуальностью, свободой и сексом, ни разу не видела.

Статья опубликована в 1-м номере журнала "Психология эффективной жизни".

Постройте партнёрский брак и будьте счастливы!

Патриархальный брак крестьянской общины пришел к традиционному браку советской эпохи (или выродился в него — как посмотреть). В XXI веке оба эти формата трещат по швам, не справляясь с требованиями реальности, и медленно рождается новый вид брака — партнерский. Кому из супругов семейный союз, одобренный обществом и государством, важнее?

Патриархальный брак: кому он был выгоден много веков подряд?

Самый проверенный веками стабильный союз с четким разделением всего мира на мужское и женское. У каждого из супругов свои права и обязанности, зависящие не от интересов, желаний и типа личности, а исключительно от пола. Именно в таких браках наши предки жили как минимум со Средневековья и до переселения в мегаполисы, для аграрной страны это идеальный способ выживания.

Кому нужнее патриархальный союз, одобренный родителями, старшими родственниками, общиной и деятелями религиозного культа, — мужчине или женщине?Он одинаково необходим обоим. Во-первых, секс вне брака не одобряется. Во-вторых, деторождение считается обязательным, но только внутри семьи — у внебрачных детей нет прав. В-третьих, укладом поощряется парность, у каждого супруга свои обязанности, одному не прожить.

В крестьянском хозяйстве (а в аграрной стране более 90% населения крестьяне, пусть даже лично вам за большие деньги написали в родословной сплошных дворян и бояр) требуются минимум две пары взрослых рук. Все обязанности в поле, доме и т. д. разделены на мужские и женские.

Веками проверенное гендерное распределение, четко расписанное в Домострое, помогает обоим, не советуясь и не пререкаясь, кому чем заниматься, выполнять весь круг обязанностей. А выполнять их обязательно, иначе смерть. В прямом смысле слова смерть от голода и холода — хлеб сам себя не вырастит, дрова сами себя не заготовят, скотина сама себя не обслужит. Так что нравятся человеку или не нравятся общепринятые правила, а жить-то хочется.

Традиционный советский брак: кому он был выгоден в XX веке?

Основы разделения всего мира на мужское и женское, взятые от предков, сохранились. Оба работают в офисе или на заводе примерно за одинаковые деньги. Делами мужа в быту считаются: забить гвоздь, передвинуть мебель и поменять прокладку в кране. Делом жены в доме считается все остальное — стирать, гладить, готовить, покупать продукты, полностью заниматься обслуживанием мужа и детей вплоть до лечения и обучения. Перед законом муж и жена формально равны, но в семье муж принимает все глобальные решения. Жене позволено или кротко соглашаться, или грамотно манипулировать по принципу «муж — голова, жена — шея».

Кому нужнее такой брак — мужчине или женщине?

Такой брак нужен только инфантильному мужчине. Мужчине, который психологически находится на уровне развития младенца, ребенка или подростка. Ему в подобном союзе удобно и хорошо. Он не выполняет те обязанности, которые лежали на плечах его крестьянских предков, — жилье ему дает государство, трудоустраивает его тоже государство, государство же платит стабильную зарплату, больничные и компенсации. Мужчине остается только ходить на работу, прибивать раз в месяц полочку или вкручивать лампочку, а все свободное время лежать на диване и ждать, пока его обслужат. Больше мужских патриархальных обязанностей в городской квартире нет — это не крестьянская изба XVI века.

Женщине в таком браке приходится пахать за двоих. Она бежит на работу, после работы в магазин, потом кидается готовить, стирать, убирать, водить детей в сад и школу, мотаться с ними по поликлиникам, кружкам и секциям — все это женская часть работы с утра до вечера. Конечно, женщине такой формат семьи невыгоден. Если она избавится от мужа-сыночка, то ничего не потеряет. Государство и ей одной даст жилье, и обеспечит работу, и зарплату, и больничные, и сад для детей, и все нужное. И без паразита на шее сразу станет меньше стирки, глажки и готовки, а свободного времени гораздо больше. Плюс не надо следить за инфантилом, чтобы он не пропил зарплату, не потерял детей на прогулке, не наговорил глупостей общим знакомым, не увлекся какой-нибудь легкодоступной особой и не принес домой малоприятную болезнь — в общем, меньше контроля, больше свободы. Сплошные плюсы.

Почему женщины на это соглашались?

Казалось бы, тот формат, в который выродился традиционный брак во времена СССР, был однозначно неудобен для женщин — почему женщины на него соглашались? Не просто соглашались, а массово рвались замуж?

Все просто — инерция.

Много сотен лет патриархальный брак был разумным, осмысленным, равным союзом, где вклад мужчины был не меньше вклада женщины. И дом мужчина строил сам — или для молодой семьи строил его род. И работу мужчина делал сам, и работа у него была не восьмичасовая и по его вкусу, а тяжелая крестьянская пахота, а после пахоты мужчина делал домашнюю утварь, посуду, мебель, даже обувь шил себе, жене и детям. Посему обслуживать такого кормильца в плане быта представлялось совершенно правильным и логичным, как и самый большой кусок мяса отдавать именно кормильцу и прочие знаки внимания оказывать. И люди, видевшие эту систему у своих деревенских родителей, у своих деревенских бабушек и дедушек, оказавшись в мегаполисе, машинально перенесли ее туда. И продолжали называть кормильцем носителя штанов, не замечая, что сами работают столько же и даже зарабатывают столько же и что носитель штанов больше не перетруждается ни на работе, ни после нее. Что он уже давно не пашет, что от него не зависит выживание рода, что он уже и добытчик-то весьма номинально.

Инерция не дала возможности двум, а то и трем поколениям женщин сообразить, что прежние установки насчет невозможности выжить без мужчины давно разбились о суровую реальность. Плюс война, когда мужчины стали дефицитом, а любой дефицит порождает необоснованный спрос. Да еще опять же на Великой Отечественной войне мужчины опять проявили те давние важные для крестьян качества насчет силы и защиты, и женщинам показалось, будто все вернулось к знакомой с детства модели. Снова будут сильные кормильцы и заботливые хозяюшки.

Эта самая инерция срабатывает у многих и до сих пор. И сейчас юным девушкам мамы, тети и бабушки внушают идеи про необходимость быстрее выйти замуж, про обязанности обслуживать мужчину, про покорность и манипуляции.

А что мужчины?

А мужчины реагируют на меняющуюся реальность гораздо быстрее. Среднестатистический мужчина сам себя не ломает, не предает и над собой не издевается. Пока надо было пахать, чтобы выжить, среднестатистический мужчина пахал. Когда в ХХ веке его неожиданно уложили на диван и стали обслуживать, инфантильные мужчины обрадовались и позволили этому случиться — а чего, взрослеть не надо, безопасно, тепло, светло и государство гарантирует стабильность, а вокруг еще и женщина прыгает, угождая. Именно поэтому среднестатистический советский мужчина был вовсе не против жениться, «как честный человек». Чего же ему быть против, когда женатым есть преференции от государства, да еще и бесплатная кухарка, горничная и домработница появляется с регулярным сексом на блюдечке!

Кому выгоден традиционный брак в XXI веке?

В ХХ веке традиционный брак был весьма и весьма выгоден инфантильному мужчине, но заоконная реальность изменилась. Теперь, чтобы вступить в патриархальный брак, мужчина опять должен взять на себя традиционные мужские обязанности — жилье и содержание семьи. И теперь государство ничего этого мужчине просто так не дает. Квартиру попробуй купи — даже в ипотечную кабалу на 20 лет. Работу попробуй найди, да еще чтобы с гарантиями и соблюдением всех кодексов, да чтобы зарплаты хватало на всю семью. А еще финансовые кризисы каждые несколько лет. А еще реклама, которая требует потреблять и потреблять. Жене уже мало одних сапог и ленинградской туши, ей теперь подавай путешествия, брендовую одежду, айфон и все, что в «Инстаграме» показывают богатые барышни.

Так что теперь традиционный брак, где мужчина — кормилец, стал снова обходиться дорого, мужчине снова требуется в таком союзе пахать, как в XVI веке. А мужчина к таким нагрузкам уже не готов — он же видит, что на дворе XXI век, а не XVI. И еще он видит, что женщина, так желающая замуж, хоть и требует содержания и жилья, сама пахать круглосуточно на обслуживании любимых штанов не готова. Она уже хочет новейшую кухонную технику (за его счет, он же кормилец), она хочет домработницу и няню, и еще она говорит что-то там про реализацию, хобби, салоны красоты и прочий шопинг. За его счет.

Конечно, мужчину такой брак не устраивает. Если мужчина инфантильный, то он просто не обдумывает последствия, ставит штамп в паспорт и надеется, что оно как-то само. Надеется, что квартиру дадут родители, на айфоны денег дадут родители, а если ребенок родится, то государство даст пособие. Конечно, реальность очень быстро показывает, как он неправ, да еще жена постоянно недовольна, но это потом.

Мужчина взрослый быстро понимает, что ему нужен совсем другой формат семьи. Потому что в одиночку тащить на себе гендерные обязанности по зарабатыванию и ответственности, а взамен получать даже меньше, чем в XVI веке, даже не обслуживающий персонал, а какую-то домашнюю кошку, которая валяется по диванам, — это как-то невыгодно ни с какой стороны.

Партнерский брак: кому он нужнее в XXI веке?

И снова брак становится одинаково нужен обоим супругам. Как в XVI веке патриархальный брак был необходим обоим для выживания, так в XXI веке для выживания необходим партнерский. Только критерии выживания изменились. Теперь каждый хочет быть реализован и счастлив. И для этого, собственно, партнерский брак и необходим. Да, можно и одному, но вдвоем лучше, веселее и приятнее.

Статья была опубликована в журнале "Психология эффективной жизни".  

Постройте партнёрский брак и будьте счастливы!

Книга Стеллы Чирковой бесплатно

Заказать бесплатную книгу, получать новые статьи и информацию о курсах и семинарах

Прайс-лист

ВНИМАНИЕ! Полный список моих курсов и вебинаров с ценами вы можете посмотреть НА ЭТОЙ СТРАНИЦЕ

 

ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ

 

 

 

Отзывы

Отзывы на курс "Как сохранить любовь на долгие годы"

Елена Кузнецова
Курс понравился, он оказался очень полезным для меня. Он помог мне все разложить по полочкам, упорядочить некоторые вещи. Из моря информации, которую я загрузила в свою голову, как из пазликов сложилась определенная картинка, которой мне очень не хватало. Я поняла, что очень важно сначала разобраться, зачем же именно мне нужен брак, избавиться от кактусов именно в своей голове и вступать в отношения из изобилия, а не из страха одиночества и чувства недостаточности. Только работая над собой и не пытаясь никого переделать, можно получить нужный именно тебе результат и притянуть в свою жизнь достойного мужчину, и стать для него по-настоящему желанной и любимой женщиной. Спасибо, Стелла, за курс!

Читать больше отзывов