В первой части интервью из цикла "Чернила: сборник журналистских историй от мастеров слова" Наташа Евлюшина спрашивала меня о том, как я пришла в профессию, как стала из внештатного корреспондента директором издательского дома, как попала на белорусское телевидение и чем оно отличается от российского, а еще о проблемах и ошибках молодых журналистов. Продолжаем разговор о критике, жанрах и начинающих авторах

— Критика в вашей жизни была?

Да! Что ж это за журналист, которого не критикуют? А в моем случае, поскольку я начинала 12-летней девочкой, критика от каждого из «старших товарищей» была неизбежна. И я к ней относилась, как к части работы — либо прислушиваешься и выполняешь, либо выходишь в дверь и отправляешься в песочницу. Взрослые опытные редакторы не будут терпеть подростковые штучки и позицию «я сама умная и сама все знаю». Я привыкла слушать своих редакторов, когда была журналистом. Когда я стала редактором, я стала слушать своего главного редактора. Когда я стала главным редактором, я стала слушать руководителя проекта или управляющего издательским домом. Ну, а когда дошла до управления издательским домом, то стала слушать владельцев.
Журналисту полезно прислушиваться к редактору. Даже, если сейчас что-то кажется неправильным — возможно, я еще просто не в состоянии осознать, как надо. И пусть даже мой редактор сиюминутно не прав, но он мой начальник, он платит мне деньги, я сделаю так, как он скажет. Ведь редактор видит весь раздел, а я вижу только свою статью. И вообще, свою альтернативную версию я потом доработаю, раскручу — и отдам в другое издание или уже готовую покажу редактору и попробую отстоять. Но это потом. А пока редактор ждет выполнения задания, мое дело выполнять. Меня часто критиковали в вопросах стиля, подачи, структуры, выбора экспертов — и это было полезно.
Если критика не от специалистов, а от читателей, то мое отношение к ней зависит от того, что именно говорят. Потому что критика в духе «не у того вы берете интервью, ваш герой плох» — это не критика. Я сегодня общаюсь с одним интересным человеком, а завтра с другим, моя работа — давать слово разным экспертам и ярким личностям. И вот это «да что он там знает, да он не прав» — это не критика. Может, мой герой сто раз и не прав, но моя работа вовсе не в том, чтобы он был прав. Моя работа в том, чтобы до вас донести, что он думает.
К критике своих колонок я тоже отношусь достаточно ровно. Если мне указывают на фактические ошибки и это не печатная статья, а портал, то я сразу пишу редактору, что вот тут я ошиблась, например, годом, цифрой, фамилией, прошу исправить. И всегда говорю внимательному читателю «спасибо» за то, что указал на ошибку. Если критикуют логику и структуру колонки, например, «непонятно как у вас из этого получилось вот это», то я перечитываю и перепроверяю свой текст. Потому что далеко не все, что у журналиста в голове, корректно отражается в буквах, и не все, что журналист думает, ему удается изложить читателю. Бывает, так увлекся размышлениями, что перескочил на другую тему без определенной связки — сам не заметил, а читатель заметил и написал. Надо его поблагодарить и сделать выводы на будущее. Задним числом такие вещи уже не исправить, но в дальнейшей работе пригодится.
А вот какой критики я не принимаю в плане колонок, так это критики мировоззрения и мнения, как такового. Когда пишут что-то вроде «вы рассуждаете о чайлдфри, которые имеют право на выбор, а я считаю, что они вырожденцы, второй сорт и их надо заставить жить иначе», — то я это не воспринимаю, как полезную критику.

слева Татьяна Сивец, справа Алена Масла

О РАБОТЕ С ТЕКСТОМ

— Какой у вас любимый жанр в журналистике?

Наверное, больше всего мне нравится аналитика. Всегда любила писать экспертные материалы, например, сравнения видов стальных дверей или объектов недвижимости в определенном сегменте. Именно поэтому мне было так трудно начать писать колонки. Было очень сложно давать свое мнение. Меня приучили, что читателю не нужно знать, что думает журналист — важно знать, что думают эксперты. Моя роль только в том, чтобы найти и проверить факты, подобрать настоящих специалистов, собрать мнения, правильно их подать, грамотно структурировать и при необходимости пояснить читателю.
Когда вдруг оказалось, что есть жанровая журналистика, и меня зовут туда, где нужно без всякого эксперта, ссылаться только на себя и продвигать свое мнение, для меня это было самым трудным барьером. Когда мне звонил мой первый «колоночный» редактор и говорил: «Стелла, людям интересно, что ты думаешь. Не надо через фразу вставлять «по данным Минстата». Не надо вспоминать историков. Пиши то, что думаешь ты». Я переписывала, но снова постоянно обращалась к исследованиям и цитатам. Редактор снова звонил и говорил: «Молодец, уже лучше, мы дадим статистику под твоей колонкой, мы подверстаем ее, раз тебе неспокойно. Но скажи нам, что ты думаешь. Вставляй слово «я», не стесняйся». У меня первые колонки так и были обезличенные, не могла научиться писать от себя. Потому что, на мой взгляд, журналист и эксперт — это абсолютно разные вещи. Сама, когда читаю статьи, где журналиста больше, чем его героя, я пугаюсь.

— Как в таком случае научиться писать колонки?

Сложно сказать. С одной стороны, хочется писать провокационно, потому что это всегда читается. Потому что стоит написать какую-нибудь явно провокационную вещь, например, все «бабы за 40 второго сорта» или «если она не пришла ко мне на свидание на каблуках, то гуляй отсюда» — и это будут читать и обсуждать, даже если автор никому не известен. Получается, надо писать именно так. Но язык у меня не поворачивается искренне дать такой совет. Вот правда. Я все равно считаю, что колонки надо писать более тактично. Даже если в результате их прочтет меньше людей, мне все равно кажется, что колонки надо писать вежливо. Хотя, наверное, это неправильный совет, потому что рейтинг будет ниже. Зато ваша жизнь будет лучше. Надо искать баланс между популярностью и оскорблениями, между читаемостью и желтизной. Есть же колумнисты, которые даже на провокационные и горячие темы пишут вполне вежливо, не позволяя себе однозначных и агрессивных выражений — и их все равно читают.



— Есть ли у вас свои подходы к созданию текстов?

У меня есть привычка: когда пишу для какого-то издания в первый раз, сразу говорю редактору, что в начале придется потратить на меня больше времени, чем он привык. То есть не просто получить ЦУ: что нужно, в какую рубрику, объем — и побежали, а потом бесконечные правки и взаимным претензии. Нет. Я мучаю редактора. Требую от него показать образцы, причем прошу разные тексты — те, которые он считает идеальными, средними и неудачными. И в образцах показать мне пальцем: почему именно это редактор считает идеальным, вот это средним, а это неудачным. К первым статьям я обязательно посылаю редактору «рыбу», проговариваю буквально все и даже использую в текстах фразы редактора, сказанные во время обсуждения. А уже потом начинаю писать много и сама, редактор меня годами не видит, только принимает материалы и начисляет гонорары.
Пару раз я спрашивала у редакторов, насколько их напрягает моя манера работать. Может, им удобнее найти двух нормальных журналистов, а не мучиться со мной. Редакторы говорили, что я зря переживаю. Им проще один раз полчаса на пальцах объяснить, образцы собрать, нужное показать, потом «рыбу» прочесть и обсудить, зато не тратить время переделку, правку, нарезку и каждый раз объяснения, что еще не доработано. Мои статьи, кстати, в итоге почти не нуждаются в правке.

— А что в данном контексте вы называете «рыбой»?

Скелет статьи. Сейчас приведу пример, но учтите — все придумано, нет таких тем, нет таких проблем и фактов.
Условный заголовок, который обозначает для редактора суть выбранной мной проблемы: «Почему нашим гостиницам не выгодно получать международную звездность». Короткий лид: «Хорошо, когда все гостиницы имеют звезды, посетителям сразу понятно, что от них ожидать. Так почему наши отельеры упорно не входят в эту систему?» И дальше по пунктам. Объяснение правил международной системы с точки зрения выгоды для наших отельеров. Эксперт такой-то, комментирует на два абзаца. Вторая часть: комментарий от сети отелей, комментарий от другой сети отелей, комментарий от частного одиночного отеля о том, сколько бы они затратили на такую сертификацию и сколько бы получили взамен. И комментарий юриста о том, как это входит в наше законодательство, будет ли обязательным, чем регулируется и так далее. И в конце материала немного лирики о том, как эта система устроено в мире, какие наиболее крупные судебные процессы или скандалы возникали по этому поводу. И вывод типа: отельеры правы, это неудобно. Или: отельерам жалко денег. Или: проблема в несовершенстве системы. Или: проблема высосана из пальца, кто хотел, тот давно решил. Вот такую «рыбу» я показываю редактору и спрашиваю, что он об этом думает. И если редактор «рыбу» утверждает, то получает статью, которую не надо править, а если не утверждает, то я сразу все исправляю по его замечаниям и опять же, начинаю писать статью, которую не понадобится переделывать.

ОБ УСПЕХЕ И ВРЕМЕНИ

— Вы сейчас проводите вебинары о том, как построить свою жизнь. Если говорить о журналистах, как в этой профессии стать успешным, узнаваемым, хорошим специалистом?

Писать. Тут без вариантов. Не пугаться проходных текстов, потому что они тоже нужны, и редакторы начинают тебя ценить, как человека, который умеет работать над любой темой. Не удивляться нестандартным предложениям и не отказываться от них. По мере роста портфолио, неважно, чем оно набито — я не имею в виду плохие статьи, я имею в виду жанры и тематику — неизбежно растет и ваша профессиональная известность.
Еще лично мне нравится, когда журналисты ведут блоги, описывают так называемые «бэкстейджи». А почему нет? Та информация, которая не секретна, журналистские байки, которые никого не обижают, то, что не может войти в статью — личные впечатления, эмоции, смешные случаи, курьезы, просто наблюдения или неформатные вещи — это же тоже интересно. И это будут читать. От подобного блога складывается впечатление, что перед вами журналист, который не просто съездил к эксперту, отчитался по статье редактору, упал и уснул, а человек, который еще что-то умеет, замечает, крутит головой по сторонам. И редактору интересней человек, который при случае может гораздо больше, чем непосредственно выполнить задание и на этом отключиться от происходящего.


Стелла Чиркова на презентации своей книги

— Нет у нас такой роскоши, как целую неделю готовить один материал, приходится делать много и быстро. Как правильно распланировать свой график, чтобы все успевать?

Все приходит с опытом. Начинающий журналист точно не знает, за сколько он напишет каждый материал. У него нет тесных связей с хорошими экспертами, чиновниками, звездами и их агентами, он не может быть уверен, что прямо сейчас позвонит любому требующемуся спикеру и тут же получит комментарий. Вот почему, пока журналист не поймет, в каком же темпе и с каким количеством статей он способен справиться, он обязательно что-нибудь «завалит». И это тоже нормально. «Косячат» все. Важно то, как ты исправляешь свои ошибки, как выкручиваешься. Это тоже приходит с опытом. Материал не получился — но у тебя есть почти готовый и похожий «на замену». Эксперт подвел, но у тебя есть запасной почти того же уровня спикер. Ну или у тебя хотя бы есть честность и смелость во всем признаться редактору не в последний момент, а на том этапе, когда редактор может помочь и спасти ситуацию.
Нет никакой техники волшебного планирования или специальной методики, благодаря которой ты наберешь заказы на определенное количество статей и обязательно с ними справишься. Если ты начинающий журналист и тебе повезло нахватать много заказов, то где-то ты не справишься обязательно. Человеческий фактор. Кто-то заболеет, кто-то передумает, кто-то придет на интервью и будет отвечать «да-нет» на все вопросы, а потом вообще уйдет по срочному неожиданному звонку. Кто-то не утвердит материал — вовремя или совсем. На это и надо настраиваться, а не на то, что все пройдет гладко по твоему блестящему плану.

— Что посоветуете начинающим журналистам и тем, кто давно в профессии?

Самым важным мне кажется любовь к своим героям. Когда журналист ощутимо симпатизирует героям статьи, слушает их, не выставляет вперед себя. А то мне не раз доводилось читать интервью, где были очень длинные вопросы, в которых журналист уже сам все рассказал и высказал свое мнение, а герой ему только и отвечал: «Да, я с вами согласен». Это очень грустно. Высказываться должен герой, а журналист лишь помогает ему раскрыться.
Еще важно, чтобы к героям статьи не относились свысока. Этим грешат начинающие журналисты, которых редко посылают к звездам, зато отправляют делать рядовые материалы. В итоге в тексте так и сквозит легкое презрение автора: «Подумаешь, выставка в какой-то сельской библиотеке, подумаешь, художник местного масштаба, это вам не Репин и даже не Шилов, вот пусть сначала прославится, тогда и тема будет достойная моего пера». Читатели это отношение очень ощущают между строк — и это недопустимо. Журналист должен любить своих героев. Он должен любить и выставку в крошечном районном ДК, и пока еще не прославившегося на всю страну художника, и самых обычных провинциалов, которые пришли на выставку и любуются картинами или критикуют картины. Надо научиться писать так, чтобы было интересно, и перестать оценивать своих героев в мировом масштабе.
Если тема тебе совсем не нравится, если ты считаешь, что она мелкая, скучная, и предложенный спикер дурак, то лучше от темы отказаться. Поменяться заданием с коллегой или сказать редактору откровенно: «Извините, но не надо меня посылать на охоту, потому, что я протестую против убийства животных. Я идейный веган и если я буду писать про то, как люди бегают по лесам за кабанами, то будет понятно, что я их за это ненавижу. Пусть напишет другой. А я лучше пойду к веганам и напишу про них так, что все читатели три раза заплачут над статьей, а потом навсегда откажутся от мяса и натурального меха». Нужно выбирать темы, от которых тебя не укачивает. И помнить: если взялся за героя, ты должен его любить. Не можешь любить героя? Отстань от героя. Это самое важное.

Интервью из цикла «Чернила: сборник журналистских историй от мастеров слова», часть вторая. Первая часть здесь http://stellachirkova.ru/index.php/2-uncategorised/177-intervyu-o-zhurnalistike-dlya-proekta-chernila-chast-1
автор Наташа Евлюшина

Книга Стеллы Чирковой бесплатно

Заказать бесплатную книгу, получать новые статьи и информацию о курсах и семинарах

Прайс-лист

ВНИМАНИЕ! Полный список моих курсов и вебинаров с ценами вы можете посмотреть НА ЭТОЙ СТРАНИЦЕ

 

 

 

 

 

Отзывы

Отзывы на курс "Как сохранить любовь на долгие годы"

Елена Кузнецова
Курс понравился, он оказался очень полезным для меня. Он помог мне все разложить по полочкам, упорядочить некоторые вещи. Из моря информации, которую я загрузила в свою голову, как из пазликов сложилась определенная картинка, которой мне очень не хватало. Я поняла, что очень важно сначала разобраться, зачем же именно мне нужен брак, избавиться от кактусов именно в своей голове и вступать в отношения из изобилия, а не из страха одиночества и чувства недостаточности. Только работая над собой и не пытаясь никого переделать, можно получить нужный именно тебе результат и притянуть в свою жизнь достойного мужчину, и стать для него по-настоящему желанной и любимой женщиной. Спасибо, Стелла, за курс!

Читать больше отзывов